20.10.2019

«Лед и пламя»


— Двух, более разных людей, чем мои родители, наверно, трудно пред-
ставить. Отец, Павел Дмитриевич Дмитриев, родился в 1911 году в крестьян-
ской семье в деревне Васильки на Валдае. У его отца, Дмитрия Дмитриевича
Дмитриева, было пятеро детей — четыре дочери и сын. Жили бедно: у девчо-
нок – одна пара обуви на всех, а у младшего Павлика были свои башмаки, да
и сестры всегда его баловали. Народ в деревне был работящий, непьющий,
поэтому многие становились «питерщиками», то есть находили работу в сто-
лице, некоторые – даже при дворе. В Петергофских дворцах работало много
«васильковских» истопников, садовников, плотников, горничных, швей*. Се-
стры отца, тетя Валя, тетя Аня, тети Шура и Мария, которые тоже жили в
Петродворце, вспоминали, что в их доме хранились фотографии царской се-
мьи, различные подарки с императорскими монограммами и гербами. От всего
постарались избавиться в 1930-е годы.
Как оказался в Ленинграде отец, я не знаю: возможно, учился, стал очень
толковым инженером, прекрасно рисовал. В войне не участвовал, по край-
ней мере, о его боевых подвигах я ничего не слышала, но звание офицерское
имел и строил дороги на Колыме. Точнее, строили заключенные ГУЛАГа, а
он руководил строительством. Может быть, эта работа и время непростое по-влияли на его характер: очень жесткий,
авторитарный.
С мамой, Зинаидой Владимировной
Березовской (Скубенко), он познако-
мился в 1946 году в Ленинграде во
время отпуска, потом вернулся к себе
«на Север» и стал писать письма. После
двух лет такой переписки она приехала
к нему в поселок Мякит Ольского рай-
она Хабаровского края, в 1948 году они
поженились, в 1949-м родилась сестра
Галя, в 1951 году – я.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика