24.05.2019

Жизнь на Моховой


— Послевоенный быт постепенно налаживался: бабушка Мария работала,
мама снова вернулась в училище и с наслаждением разучивала классический
репертуар, готовясь к поступлению в Консерваторию имени Н.А. Римского-
Корсакова. Осенью 1948 года Марию
Макаровну арестовали по «Ленин-
градскому делу»* сначала держали
в Крестах, а потом сослали в лагерь
где-то под Хабаровском. Так совпа-
ло, что примерно из этих краев шли
влюбленные письма Павла Дмитрие-
ва, и Зиночка, вероятно, решив, что
это — судьба, оставила учебу и поеха-
ла к тете и жениху «на Север». Но
семейная жизнь не удалась, и в 1955
году она с двумя маленькими дочками
вернулась в Ленинград, точнее, просто осталась в городе, когда муж в очеред-
ной раз отправился руководить дальней стройкой. (Реабилитированная к тому
времени бабушка Мария перебралась к сестрам на Украину.)
Дальше в маминой судьбе были только мы с Галей: из большой ком-
наты на Невском проспекте мы втроем
переехали в десятиметровую – на угол
Моховой и Пестеля. Квартира была тоже
большая, но соседи – только одна семья.
Вся наша мебель разместилась не в ком-
нате, а в коридорах и каких-то закутках.
Рояль, например, стоял на кухне, и над
ним постоянно сушилось соседское белье,
вода с которого капала на его полирован-

ную крышку.

*«Ленинградское дело» — серия судебных процессов в конце 1940-х в начале
1950-х годов против партийных и государственных деятелей СССР, ле-
нинградского происхождения или работавших на момент начала следствия
в Ленинграде. Разгром был учинен в ЛГУ и Музее обороны города. Репрес-
сиям подверглись также хозяйственные, профсоюзные, комсомольские и
военные работники, представители научной и творческой интеллигенции,
хотя ученые и работники культуры осуждались по отдельным делам, на-
прямую не связанным с «Ленинградским делом».

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика