20.10.2019

Вместо пианино – турник


— Этот испорченный Steinway стал впоследствии причиной окончательно-
го разрыва родителей. Отец, работая «на Севере», получал по тем временам
очень приличную зарплату, но
приезжал в Ленинград редко и
материально семье практически
не помогал. Мама же трудилась
на трех работах: печатала, черти-
ла, выполняла секретарские обя-
занности в институте «Ленжил-
проект», но денег все равно было
мало. И когда мне понадобился
новый инструмент для занятий в
музыкальной школе, она, побо-
ров свою гордость, обратилась с
просьбой о помощи к отцу. Ответ
пришел незамедлительно, но не в
виде перевода, а письма: в почтовый конверт был вложен листок, на котором
четким уверенным почерком были даны рекомендации по здоровому образу
жизни и нарисован турник. Этот злосчастный турник стал последней каплей:
они развелись, хотя мамочка
— однолюб по природе — навер-
но, любила его всю жизнь и
всю жизнь доказывала, что
сможет вырастить нас одна.
Так и получилось. Не-
смотря ни на что у нас с се-
строй было счастливое дет-
ство. Я училась в школе ¹
192, которая тогда распола-
галась в стенах бывшего Те-
нишевского училища, а моя
первая учительница Павла
Андреевна еще до революции
в нем преподавала. Столько
лет прошло, а не забываются
даже запахи этого дома, всег-
да начищенные полы, огром-ные светлые окна, просторные классы с ду-
бовыми дверьми, массивные шкафы, которые
и сейчас стоят в коридорах Театральной ака-
демии на Моховой. Дома тоже была идеальная
чистота: накрахмаленное белье, пахнущий
свежей мастикой паркет, а для нас — сшитые
вручную и украшенные бисером русские на-
родные костюмы: сарафаны и кокошники. Их
мамочка вышивала по ночам при свете лампы,
под абажуром. Просто так, чтобы девочкам
было в чем сфотографироваться.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика