15.11.2019

Век мой


Накануне собственного столетия (а она родилась 7 августа 1908 года) Ири-
на Владимировна с некоторой иронией — по сути в своей обычной манере,
призналась своему племяннику, правнуку Федора Михайловича — Дмитрию
Достоевскому: «Тяжело жить до ста лет. Память
теряется, а тебе говорят — вспоминай, и это труд-
но…» На самом деле она в равной степени помнит
подробности прошлого и сегодняшние события. В
этом мне посчастливилось убедиться, когда мы с
Дмитрием пришли к ней в гости…
«Мое поколение состояло из нас — трех сестер
и наших мужей, — это из воспоминаний. — Стар-
шей была я, Таня была на год моложе меня, а Елена
(в семье ее звали Люля) на семь лет моложе… Я
родилась в дедушкиной квартире на Петроградской
стороне и крестили меня в Троицкой церкви, где
Петр Великий освятил основание Санкт-Петербурга.
Эта церковь была разрушена, а недавно на ее месте
был поставлен памятный знак и площади вернули
историческое название…»
Сначала семья жила на Петроградской стороне, а позже отец получил квар-
тиру на Измайловском проспекте в офицерском доме напротив Измайловско-
го собора, который в шутку называли замком Гарновского (Шато Гарно), по
имени предпринимателя, который это здание построил.Удивительные истории связаны с детством Ирины. Она, совсем еще ма-
ленькая девочка, стоит рано утром у окна в гостиной. Смотрит, как к дому
подъезжает экипаж, в него садится дед, лошади трогают —
везут его к Петропавловке (он был комендантом Петропав-
ловской крепости)…
Горят свечи в церкви Консерватории, куда, как обычно,
привезла их с сестренкой Таней бабушка Мила. Бабушка
предпочла когда-то семейное счастье, отказавшись от бле-
стящей карьеры певицы. «Она выросла в Вене, получила до-
машнее воспита-
ние, говорила на
четырех ино-
странных язы-
ках, знала литературу и музыку
— большим другом семьи в то
время был Аксаков. Она обладала
дивным голосом — меццо-сопрано,
в шестнадцать лет стала действи-
тельным членом Филармоническо-
го общества в Вене. Потом один
или два сезона пела в лучшем
оперном театре мира — Ла Скала
(teatro la Scala) в Милане, слушал
и восхищался ее пением Чайковский. В одном из своих писем он написал, что
слушал молодую Раевскую и ее голос ему очень понравился. То же мнение
высказали позднее Лист и Рубинштейн, — рассказывает Ирина Владимиров-
на. — Бабушка, вероятно, могла бы
стать знаменитой певицей, но ради
любви пожертвовала своим артисти-
ческим будущим…»
Запомнилось, Ирина стоит ря-
дом с мамой и бабушкой. Бабушка
держит кольцо, подаренное Алексан-
дром III, и говорит маме, что надо
бы его пожертвовать в пользу сол-
дат, пострадавших на фронте во вре-
мя войны 1914 — 1918 годов…

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика