18.07.2019

Век мой…


Ирина Владимировна вспоминает,
как однажды к ним в старшем классе
пришел уже известный тогда матема-
тик Марков и сказал: «Ну что я буду
вам про синусы и косинусы говорить.
Прочитайте о них в учебнике триго-
нометрии. Я вам лучше расскажу, что
такое дифференциальное исчисление.
Такой урок, очевидно, значим для
всех: задачи, что потруднее, решать
куда интересней, чем простые».
Биографию своего отца Влади-
мира Куршакова она знает в общих
чертах, без точных дат, — никаких
документов или писем в семье не сохранили, их пришлось уничтожить при
сталинском режиме, поскольку при обыске они могли стать поводом для ре-
прессий. «Как ликвидировали ордена и мундиры, я не знаю, — признается
Ирина Владимировна, — в те времена такие «компрометирующие» предметы
бросали в Неву. Очень красивый, стройный, высокий, подтянутый, остроум-
ный, внимательный к людям, папа был настоящим положительным героем
романа, идеалом петербургского гвардейского офицера.
Однажды его послали командовать солдатами в Арсенале. Там его при-
няли в семье руководившего Арсеналом генерала Шестакова, где он позна-
комился с дочерью генерала — Екатериной Ильиничной. Они полюбили друг
друга и поженились…Он был высокообразованным человеком, хорошо знал
языки: кроме латинского и греческого, которому учили в гимназии, владел
немецким и французским. Любил музыку, хорошо играл на виолончели, часто
бывал в опере…»

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика