21.11.2019

Жарят Пьера, а мы с ним играли в Марселе…


Мария Гагарина хорошо помнит, как в детстве отец читал ей перед сном
— чаще всего это были совсем не детские книжки.
«Особенно он любил томики Гумилева, — вспоминает она.«Надеюсь, вам тогда было три года», — как оказалось, не совсем удачно
пошутила я. «Боюсь, что немногим более — четыре», — уточнила Мария. —
Как-то раз, помнится, он бодро процитировал:
«И однажды закат был особенно красен,
И особенный запах летел от лесов,
И к палатке моей подошел европеец,
Исхудалый, небритый, и есть попросил…»
Слушая это, я подтянула одеяло ближе к подбо-
родку и последовало продолжение:
«В рукопашную! Помни, отравлены стрелы…
Бей того, кто на пне… он кричит, он их вождь…
Горе мне! На куски разлетелась винтовка…
Ничего не могу… повалили меня…»
«Нет, я жив, только связан… злодеи, злодеи,
Отпустите меня, я не в силах смотреть!..
Жарят Пьера… а мы с ним играли в Марселе,
На утесе у моря играли детьми…»
«Утром Маша сказала: «Что-то, папа, я ночью плохо спала, — смеется
Андрей Петрович, вспоминая это чтение перед сном. — Ну, ничего — полезно
знать классику…»
«Кстати, в детстве я боялась волков, — признается Мария. — Несмотря
на то, что папа приветствовал спартанское воспитание: леса, охота, байдарки,
палатки, горные лыжи, дальние путешествия — даже на Полярный Урал…
Чтобы я не боялась волков и неприятных происшествий, он мне даже ружье
ставил в изголовье. И сейчас по ночам на даче иной раз прячу под подушку
топор…»

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика