18.02.2019

Десять золоченых куполов


Письма штаб-ротмистра пока еще нигде не публиковались. Больше извест-
но о его именитом отце. Многочисленная семья архитек-alt
тора (у него было девять детей!) требовала значительных
средств и внимания. Но разразилась семейная драма: Ан-
тон Осипович полюбил гувернантку Софью Михайловну и
женился на ней…
Жизнь архитектора была не слишком длинной — про-
жил Антон Томишко всего сорок девять лет — до пяти-
десяти не дожил, но многое успел создать. Его могила на
Никольском кладбище Александро-Невской лавры в 30-е
годы прошлого века была утрачена.
Если в судьбе Антона Томишко военная тема нередко
была основой для творчества, то Николай Томишко верой
и правдой служил Отечеству непосредственно на фронтах
первой мировой войны (в семье его внучки Эрики Михай-ловны сохранилось около 30 писем Николая, штаб-ротмистра 6-го Глуховского
полка с передовых позиций Западного фронта). В то же время был чрезвы-
чайно привязан к семье, о чем и свидетельствуют нежные письма, которые
он исправно отсылал своей жене Людмиле-Элеоноре и
дочери.
«Только после смерти мамы, которую мой дед Ни-
колай Антонович ласково именовал Милушкой, в 2000
году я нашла сверток с письмами, — рассказывает Эрика
Михайловна. — Я их никогда прежде не видела, мама
их никому не показывала. Бабушка, которую в доме на-
зывали Мамусей, тоже молчала. Времена не позволялиalt
многое вспоминать… К счастью, несмотря на частые пере-
езды и перемены, эти листочки и семейные фотографии
не затерялись. И выглядят письма так, как будто вчера
написаны…»
Николай Томишко появился на свет в Петербурге,
вместе с остальными детьми воспитывался в пансионе,
затем учился в известной гимназии Мая, после чего поступил в кавалерий-
ское училище — бывшую школу гвардейских подпрапорщиков (там же, к сло-
ву, учился Лермонтов). А во время войны командовал боевым эскадроном.
Норинька — Людмила-Элеонора Шляшис точно так же, как Николай, име-
ла литовское происхождение, родилась в Петербурге. Правда, в
католической, не дворянской семье. Если верить семейным
преданиям, была она незаконнорожденной, и отчество по-
лучила от имени восприемника, коим стал муж ее тетки
— генерал Николай Протасов…
Ее — удивительно красивую, юную Николай Томиш-
ко однажды увидел на Невском. Она входила в кондитер-
скую, он поспешил за ней, вероятно, уже понимая, что
это — судьба…
Норинька отступила от католической веры, крестилась
в православную. Вместе они выдержали не слишком
благосклонное отношение к этому браку со стороны род-
ственников Николая, что подтверждают хотя бы такие
строчки, написанные им в мае 1915 года: «Я признаю, что вопрос о моем
браке подлежит суждению суда чести, но никогда не допущу отдельным лицам
вмешиваться в мои семейные дела…»

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика