08.12.2019

Милая моя Норинька…


22.03.1915
«Милая моя Норинька! Сегодня Светлое
Воскресенье. Христос воскрес! Послал тебе
поздравления в письме неделю назад, полу-
чила ли вовремя? Восемнадцатого послал тебе
два открытых письма в Остроленку и Вилейку,
не знаю где ты, так как в письме от шестого
марта ты писала, что, может быть, уедешь на
пасху туда. Между тем 17-го нас неожиданно
повернули в тыл обратно и два дня мы стояли
спокойно. Вчера вечером я послал вольноопре-
деляющегося в Остроленку за тобой, чтобы
приезжала с Милушкой; правда далеко, шесть-
десят верст лошадьми, но зато здесь удобнее
было бы, чем в Цебильне. В хате комната боль-
шая, с плитой, через дорогу хороший лес. Хо-
зяева — зажиточные
крестьяне, на редкость
радушные. Перед войной осенью в деревне стояли
на сборах эскадрон Волынского уланского полка,
командир эскадрона жил в этом доме, с женой и
четырьмя детьми. Хозяйка с умилением вспоминает,
как их дети играли с ее детьми, у нее тоже четверо,
как мальчики звали ее Кока и прочие мелочи. Я по-
казал ей твою и Милушкину карточки — так теперь
она вас ждет, чуть что, не с большим нетерпением,
чем я. Я посмеялся, что здесь, мол, дочка, пожалуй,
умрет с голоду, так хозяйка после вечернего удоя
принесла мне показать полное ведро молока и гово-
рит, что будет и больше, что ты можешь приехать
хоть с четырьмя детьми. Только мне кажется, что
вольноопределяющийся не застанет тебя в Остро-
ленке. Как раз в субботней варшавской газете напи-
сано, что в Остроленку с аэроплана сбросили четырнадцать бомб, вероятно,
это уже не первый раз, и это заставило тебя уехать. Выписывать же тебя из
Вилейки или Петрограда нет смысла, так как трудно рассчитывать, что мы
будем здесь стоять долго…»

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика